14.05.2023

Главный психиатр Ноябрьска рассказывает о вреде гаджетов и перспективах отделения патологии речи

Повод для интервью с главным врачом психоневрологического диспансера Александром Кетовым выдался весьма примечательный:

Фото Дмитрия Агатия

Повод для интервью с главным врачом психоневрологического диспансера Александром Кетовым выдался весьма примечательный: впервые в истории города в Ноябрьск съехались светила детской психиатрии Урала и Сибири. Поговорили и в целом о психическом здоровье детей – о том, что эта проблема сегодня приобрела угрожающие масштабы, и о том, как медики с ней борются в ноябрьском отделении патологии речи.

— Итак, Александр Николаевич, в апреле в наш город приехали ведущие детские психиатры Уральского федерального округа и других городов России. Что их сюда привело?

— С 5 по 7 апреля в Ноябрьске проходило рабочее совещание Урало-Тюменской ассоциации психиатрических и наркологических учреждений и научно-практическая конференция по актуальным вопросам лечения и реабилитации несовершеннолетних с нарушениями речи и других высших психических функций. Это знаковое событие для нашего города и округа. Впервые Ноябрьск принимал такую представительную делегацию. А решение собраться именно здесь было принято в ходе предыдущего совещания. В прошлом году на очередном совещании я показал коллегам ролик о работе нашего отделения патологии речи, которое было открыто 1 января 2021 года. Ассоциация настолько была впечатлена, что приняла решение делегировать в Ноябрьск ведущих специалистов данного профиля. Среди прочих гостей были главный внештатный специалист по детской психиатрии УрФО Елена Малинина из Челябинска, главный врач Свердловской областной клинической психиатрической больницы Олег Сердюк, специалист отделения патологии речи детской городской больницы № 1 Омска Эльвира Сединкина – настоящее светило в своей области.

— В узкоспециальные вопросы вдаваться не будем, скажите просто, какие у гостей остались впечатления.

— Самые благоприятные. Они не ожидали увидеть здесь такое. Неформальное название нашей встречи было «У черта на куличках, или У Христа за пазухой». То есть поначалу все были уверены, что едут в беспросветную глухомань. А мы показали гостям перинатальный центр, коррекционную школу – как и чем они оборудованы, как строятся там рабочие процессы. И, наконец, вишенка на торте – отделение детской патологии речи. Во многом уникальное учреждение не только для Уральского федерального округа, но и для России. В общем, гости были удивлены организацией жизни в Ноябрьске в целом и организацией детской психиатрической помощи в частности.

— Можно подробнее об отделении патологии речи? Что именно так удивило ваших иногородних коллег?

— К примеру, мы проводим ежедневные планерки всем коллективом. Обсуждаем конкретных детей, и это склеивает все фрагменты реабилитационного процесса. Ведь ни один узкий специалист – будь то психолог, логопед и т. д. – не имеет полной картины о ребенке. Благодаря таким планеркам у специалистов есть понимание, что с ним делают коллеги другого профиля, в каком направлении с ребенком надо работать. Иногда устраиваем что-то вроде консилиумов – когда требуется скорректировать реабилитационный маршрут. И в результате помощь становится максимально адресной и эффективной. И даже за две короткие недели пребывания в отделении, которые, казалось бы, капля в море для детей с такими диагнозами, родители отмечают положительную динамику. Еще хочу отметить, что коллеги забрали много идей из Ноябрьска и будут реализовывать их у себя.

— Вы говорите, у вас в отделении курс длится две недели. Но это действительно очень мало…

— Вообще-то курс помощи рассчитан от 30 до 90 дней. Но если мы пойдем по этому пути, то очередь, которая у нас сегодня и так по 7-8 месяцев, вырастет на порядок. На Ямале реабилитацией таких детей занимаемся не только мы. В процессе задействованы центры соцзащиты, частные специалисты, работают уникальные программы по поддержке семей, выдаются денежные сертификаты. Тот же фонд «Ямине», который может оплачивать расходы на проживание и реабилитацию за пределами округа. Но вся эта широкая сеть услуг социальной реабилитации лишена медицинской части – она есть только у нас. И за те две недели мы стараемся ребенка верифицировать, уточнить диагноз, подобрать медикаментозное и немедикаментозное лечение, определить, какие можно задействовать методы нейропсихологии, нейросенсорной интеграции и т. д. А также исключить противопоказания для терапии, стимулирующей структуру головного мозга. И вот мы за две недели стараемся предоставить пациентам всю необходимую помощь. А через полгода снова добро пожаловать к нам в отделение. Хотя, не скрою, в последнее время пациентов становится все больше и больше.

— С чем это связано?

— Давайте начнем с того, что первая причина детской инвалидизации и по всей России, и на Ямале – психиатрия. Вторая и третья причины – это аномалии развития и неврология. Но они даже не слегка позади идут, а далеко отстают от первой. Растут группы детей с нарушениями речи в садиках. Растут коррекционные классы, растягиваются коррекционные школы.
Теперь о том, почему так происходит. Согласно изменениям в федеральной программе здравоохранения, к 2030 году младенческая смертность должна снизиться с 6,7 до 3,9 случая на тысячу. Это помимо того, что в России уже действует федеральная программа по строительству перинатальных центров. Сейчас выхаживают таких деток, которые раньше вообще не имели шанса выжить. И это замечательно. Но проблема в том, что все эти детки – наши потенциальные пациенты. Второй фактор – гаджеты. Нужно признать, что понятие цифрового аутизма, которое пытался ввести доктор Курпатов, – это реальность. Физиологи прекрасно понимают, как это формируется. У новорожденного ребенка в мозгу миллиарды нейронов – отдельных нервных клеток. Вопрос в том, создадут ли они между собой нейронные связи или не создадут. И какие именно связи. У не стимулируемого, не подверженного умственным нагрузкам ребенка эти нейроны либо просто умирают, либо формируют неправильные нейронные связи – синапсисы.

— Как это связано с гаджетами?

— Вот, к примеру, песочные часы. Я первый раз в жизни беру их в руки. В мозг пошли первые сигналы от глаз, от пальцев рук. Мы узнаем название: часы. Они вот такой формы, вот так сыпется песок, они твердые, холодные, гладкие на ощупь, ими можно постучать, их можно перевернуть. Когда ребенок живет в двухмерном пространстве монитора гаджета, для него часы, да и любой другой предмет – просто картинка. И нейронная связь у него формируется искаженно. И такой она останется на всю жизнь. Соответственно, вопросы коммуникации, восприятия, адекватного реагирования на внешний мир для такого ребенка очень сильно искажаются. Я бы, как родитель, до семи лет вообще запретил их. Если же не быть настолько радикальными, то просто дозировать время. Ученые давно подсчитали: если больше 15 минут в день ребенок проводит с гаджетом, его интеллектуальные способности снижаются, теряются инструменты коммуникации с внешним миром. Гаджет – это как яд. В малых дозах он тебе помощник, лекарство, в больших он тебя убивает. А чтобы ребенок легче переносил расставание со смартфоном или планшетом, самим взрослым лучше при нем ими не пользоваться.

— Знаю, что вы лично были инициатором открытия отделения патологии речи в Ноябрьске. Легко ли было это сделать?

— Руководством округа была поставлена задача: сначала показать свою эффективность, потом уже поднимать серьезный разговор об открытии центра. И вот в течение 2020 года эффективность мы показали, потому что двигаться в этом направлении начали гораздо раньше. Поначалу работали без ремонта, без дополнительных штатных единиц, сверхурочно, в трех кабинетах. Но даже в таких условиях показывали высокий уровень.

— Где брали специалистов?

— Приглашал лично. К примеру, сейчас центр возглавляет Ольга Алексеевна Кокурина – врач из Омска. Специалист с большим стажем работы, профессионал высочайшего класса. Есть доктор из Санкт-Петербурга, из Москвы – специалист по нейропсихологии. Я его долго уговаривал приехать, чтобы хотя бы проконсультировать местные кадры, а он еще и остался работать. Помимо этого, мы отправляем своих специалистов во всевозможные федеральные центры на повышение квалификации.

— Можно ли сказать, что Ноябрьск становится одним из ведущих центров детской психиатрии в УрФО?

— На 2024 год у нас запланировано значительное расширение отделения патологии речи. И штат, и помещения увеличатся более чем в два раза. Знаете, психиатрию называют нелюбимой падчерицей медицины, и я никогда не встречал, чтобы под наши нужды выделяли такие ресурсы. Это впервые в моей практике. Большое спасибо городской администрации и правительству округа! Так вот, когда мы откроем второй этаж, наше отделение превратится в центр патологии речи и нейрореабилитации. Тогда смело можно будет говорить о нашей ведущей роли в Уральском федеральном округе. И по масштабам, и по оснащению, и по тем методикам, которые мы будем использовать.

Поделитесь новостью в своих аккаунтах в соцсетях: Евгений Демьянюк

Последние новости

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *