Позывной – Николаевна, или просто Мама
17.11.2022

Позывной – Николаевна, или просто Мама

  – Зачем вы сюда приехали? Вам что, умереть хочется? – женщина в форме полковника медицинской службы Народной милиции ДНР смотрела на Елену усталым потухшим взглядом.

  – Зачем вы сюда приехали? Вам что, умереть хочется? – женщина в форме полковника медицинской службы Народной милиции ДНР смотрела на Елену усталым потухшим взглядом. – Ладно мужики воевать идут, но вы-то…

Елена Земенкова знала, ЗАЧЕМ приехала на Донбасс, в зону специальной военной операции. Она шла к этой цели долго и упорно, и никто на свете – ни родственники, ни военкомы, ни эта повидавшая ад на земле женщина-военврач – не смогли бы отговорить ее.  Она приехала на войну, чтобы спасать раненых бойцов. Это то, что она умела делать профессионально: все-таки тридцать лет в медицине.

  ЧУВСТВО СПРАВЕДЛИВОСТИ

Помогать и спасать – главное, для чего стоит жить. Эту истину Елена Земенкова постигла давно, еще в детстве. Когда тащила домой бездомных собак и кошек – чтобы отогреть и подкормить, когда отважно вставала на защиту младших, если их обижали старшие. Обостренное чувство справедливости не раз играло с Еленой злую шутку и никоим образом не способствовало продвижению по карьерной лестнице. Но это для нее было неважно.

– Лучше я буду белой вороной, чем серой мышью, – так о себе говорит героиня нашего рассказа.

Родилась она в Киевской области, в городе Фастове. Подростком вместе с родителями переехала в Ноябрьск. После девятого класса поступила в медучилище в Салехарде. Выбор профессии, конечно же, был неслучаен: спасать так спасать. Получив диплом медицинской сестры, Елена вернулась в Ноябрьск. Сначала работала в медсанчасти у нефтяников, потом перешла в Центральную городскую больницу. Там набиралась опыта в разных направлениях: в урологии, неврологии, хирургии. В родильном отделении работала анестезистом, в реанимации помогала вытаскивать людей с того света. Подрабатывала в пожарной части на выпуске автомобилей, была судьей на соревнованиях по пожарно-прикладному спорту. В последние годы трудилась в психоневрологическом диспансере. В общем, Земенкова – медсестра широкого профиля. Говорит, в любом месте может работать без предварительного обучения и стажировки.

Среди политиков ей нравился Владимир Жириновский – за то, что всегда говорил правду. В этом они похожи, считает наша собеседница. Родство душ привело Елену в ряды ЛДПР. Членом партии она стала в 2012 году. А лет семь спустя Земенкову избрали в Городскую Думу Ноябрьска («Даже не ожидала, что люди проголосуют за меня!»). С депутатским мандатом помогать землякам стало легче.

С юности Елену привлекала работа в экстремальных ситуациях – там, где человеческая жизнь висит на волоске. Поэтому в свое время она стремилась попасть в Чечню, в зону контртеррористической операции. Тогда, к сожалению, не получилось – женщин с маленькими детьми на войну не брали. Когда началась специальная военная операция на Украине, Земенкова снова оказалась в первых рядах добровольцев. Однако в ноябрьском военкомате ей вежливо отказали. На сей раз по возрасту. Поехала в Тюмень. Там такая же история. Попытки добиться своей цели Елена все равно не прекращала. На просторах интернета нашла сайт тыл-22.рф, занимающийся в том числе вопросами гуманитарной помощи Донбассу. Там отыскала адрес врача из Донецка, который и помог ей попасть на фронт. Списались, доктор выслал брошюры по оказанию первой помощи раненым в бою, Елена быстро их проштудировала. Оговорили дату приезда, и вот Земенкова уже берет билеты на Ростов. Оттуда машиной в Донецк.

Была середина июля. На Донбассе шли ожесточенные бои за выход к окраинам Северска, на юге союзные войска вели наступление на Яковлевку.

ПЕРВАЯ РОТА

Зачисление в ряды добровольцев Донецкой Народной Республики прошло быстро и без бюрократизма. Корочка депутата избавила от лишних проверок по линии службы безопасности, на вопрос о состоянии здоровья Елена ответила, что все в порядке. Хотя на самом деле это было не так.

– Если бы я рассказала обо всех своих диагнозах, о перенесенных операциях, меня, наверное, не взяли бы, – признается собеседница.

В итоге Земенковой присвоили категорию А (годен без ограничений) и зачислили фельдшером 1-й роты стрелкового батальона 11-17 «Русь» Народной милиции ДНР. Сам батальон базировался на северо-западных окраинах Донецка, сдерживая попытки прорыва украинских неонацистов к столице Донбасса.

Первая рота была расквартирована между Донецком и поселком Пески, на территории бывшего дилерского автоцентра. Сам центр был почти разрушен, пригодными для обитания оставались лишь подвалы. Там бойцы и жили.

Артиллерийская канонада не стихала круглые сутки. Иногда прилетало совсем близко – было слышно, как осколки вгрызаются в раскуроченную бетонную арматуру бывшего автоцентра. А 25 июля началось наступление союзных сил на Пески. Работала отдельная штурмовая бригада НМ ДНР, рота Земенковой ее прикрывала. Бои шли жестокие, штурмовики несли большие потери. В подвал, где оборудовали фельдшерский пункт, нескончаемым потоком несли раненых. В основном с минно-осколочными травмами. Развороченные животы, оторванные руки и ноги, разбитые всмятку лица…

– У меня до сих пор перед глазами стоит картина: на тачке – знаете, есть такие тележки с одним колесом и двумя ручками – везут молодого парня. Рядом с ним лежит нога, оторванная по колено. А вторая почти целая – только ступню оторвало. Ее тоже рядом положили. Аккуратно так, даже кроссовки не потерялись, – вспоминает Елена. – Кто-то поступал с сильными ожогами – видимо, от огнеметов. Тут очень пригодился мой опыт работы в реанимации.

Главная задача фронтовой медсестры – остановить кровопотерю. Это основная причина смерти раненых. Если нужно, вколоть обезболивающее или противошоковое. Дальше бойцов везли в госпиталь.

Елена говорит, что страха не испытывала. Только максимальная собранность и выдержка. Бойца нужно успокоить, приободрить, но ни в коем случае не жалеть: сопли распускать нельзя. А вот вселить надежду – держись, парень, все будет хорошо! – это обязательно. Да и сами раненые вели себя достойно. Не ныли, не раскисали, даже с оторванными конечностями верили, что еще вернутся в строй. А это в свою очередь вдохновляло Елену Николаевну. Ее, кстати, так и называли – Николаевна. Отчество стало ее позывным. А еще звали Мамой. За то, что обеды варила, в помещении убирала. В общем, всю женскую работу взяла на себя. Сослуживцы ее ценили, помогали по хозяйству. И сами старались выглядеть опрятно.

  В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИЛИСЬ

Когда Пески были освобождены, она часто ходила оказывать помощь бойцам, занявшим там оборону. Полтора километра по разбитой дороге, иногда – по непролазной грязи, под постоянными обстрелами. С собой автомат, каска, бронежилет, вещмешок с продуктами и медикаментами. Всего килограммов двадцать на себе таскала. Выходила перед рассветом – когда меньше стреляли.

В Песках Елена познакомилась с земляками. Пенсионеры Геннадий Иванович и Елена Николаевна Спицыны много лет работали на Ямале. Построили добротный дом под Донецком и, выйдя на заслуженный отдых, переехали туда. Когда в 2014 году началась война, Пески оказались в зоне постоянных обстрелов. Из поселка вывезли почти всех жителей. Спицыны тогда покидать свой дом отказались, о чем впоследствии пожалели. По состоянию на лето 2022-го в Песках остались только две семьи. О том, что Спицыны до сих пор живут в «красной» зоне, никто из властей не знал.

«Дом разбит, связи нет, жена контужена, сын на фронте, – сетовал Геннадий Иванович, в прошлом летчик гражданской авиации. – Когда поселок был под украми, совсем тяжко жилось. Отбирали последнее. Потом пришли свои, хоть продуктами и лекарствами помогают».

Елена тоже регулярно подкармливала стариков, приносила медикаменты, осматривала, измеряла давление и… записывала их грустные рассказы на видеокамеру.

– Вернусь на Донбасс, попытаюсь помочь им с эвакуацией, – говорит депутат Земенкова.

Наша встреча состоялась, когда Елена приезжала в Ноябрьск в двухнедельный отпуск повидать дочерей и внуков. Сейчас она снова собирается на фронт. Как доброволец, мобилизованный через Донецкую Народную Республику, она не получает никаких выплат, предусмотренных правительством Российской Федерации участникам СВО. Надеется, что со временем этот вопрос как-то разрешится. А еще наша правдоискательница ждет ответа из Минздрава России на свою инициативу о формировании в зоне спецоперации обменного фонда медицинского оборудования. Тех же аппаратов Илизарова катастрофически не хватает, а без них не обойтись. Запрос в министерство Земенковой помогали оформлять ее коллеги-однопартийцы, депутаты Госдумы России.

Сейчас одно из самых горячих направлений на Донбассе – угледарское. По возвращении в зону СВО Елена хочет перевестись туда. Чувствует, что именно там ее помощь нужна больше всего.

Фото из личного архива Елены Земенковой

Автор Евгений Демьянюк

Последние новости

Парамузыкальный фестиваль "Поверь в мечту"

4 декабря в МВК им. И. Шемановского прошёл открытый парамузыкальный фестиваль "Поверь в мечту".

30-летие образования Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска

3 декабря в концертном зале комплекса "Геолог" праздновали 30-летие образования Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска, атаманом которого многие годы служит Валерий Иванович Степанченко.

Подростка из ЯНАО наградили за спасение ребенка при пожаре

Виталия Кощеева из Катравожа, который спас из горящего дома младшего брата,

Card image

У кофеварок, как и любого оборудования, могут возникать проблемы в работе, связанные с постоянным или неправильным использованием.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *